§ 19. Кораблестроение в древней Руси до эпохи Петра I

По сказаниям древних летописцев, в VII и VIII веках нашей о )ы происходит расселение славянских племен по русской равнине. Путь этого расселения шел по рекам, главным образом по Днепру, который при тогдашнем значении рек представлял удобнейший путь

' Род двигателя неизвестен, но возможно, что на последних лодках этого типа были поставлены двигатели Дизеля.

сообщения: верховьями своими он приближался к Западной Двине и бассейну озера Ильмень, т. е. к двум главным артериям, сообщающимся с Балтийским морем, а притоки Днепра сообщали Приднепровье с бассейнами Волги и Дона с востока, а на западе с бассейнами Вислы и Днестра. Следовательно, область Днепра охватывала всю западную половину и часть восточной половины русской равнины. Благодаря этому по Днепру с отдаленных времен шло торговое движение, и он являлся естественным коммуникационным путем для торговых сношений как внутренних, так и внешних, т. е. северных народов Балтийского моря с Византией. Эти торговые отношения поддерживались наличием греческих колоний — Ольвии у лимана р. Буга, Херсонеса на юго-западном берегу Крыма, Пантика-пеи (ныне Керчь) и др. По Днепру шел водный путь, называемый летописцами «из варяг в греки», т. е. от Балтийского моря — по

Неве, Ладожскому озеру, Волхову, озеру Ильмень и реке Ловать, затем волоком суда переправлялись в Днепр, а оттуда (минуя волоком или с перегрузкой днепровские пороги) в Черное море. На этом пути возникли два крупных торговых города — Новгород на севере и Киев на юге; в IX веке эти города сделались центрами русской государственности того вре^ мени. Новгород, а затем и Псков с XI века вели торговлю с Ганзейским союзом и имели суда, плававшие по Балтийскому морю, о чем свидетельствуют древние былины (например, о торговом госте Садко), упоминая «буссы-ко-рабли». Киевские князья морских судов иметь не могли, но, по свидетельству византийских летописцев, строили мопоксилы, т. е.| суда-однодеревки, представлявшие собою ладьи, выдолбленные из' крупного ствола липы или дуба, с прибитыми к нему досками для образования надводного борта (рис. 162). Эти ладьи, длиною не превышавшие 20 м, были достаточно широки, высокобортны и могли вмещать 20—30 человек, а в случае необходимости до 40. На этих ладьях славяне спускались по Днепру до порогов, миновали их волоком, выходили в Черное море и затем под весллми и парусами направлялись к греческим колониям или вдоль черноморского побережья, минуя устье Дуная, до Византии.

Киевские князья имели торговые договоры с Византией. Предприимчивые варяги — норманны, пробираясь все далее и далее на юг к Византии, образовали в Киеве и других городах верхушку того военно-торгового класса, который с IX века начал складываться в них. Различные недоразумения на почве взаимных торговых отношений влекли за собой походы киевских князей на Византию. В течение IX—XI веков было проведено до шести таких походов.

Последовавший затем удельный период русской истории, усобицы Князей, нашествие татарских орд, завоевание Византии турками и перенесение центра русскойгосударственностина север—в Москву— па долгие века прекращают сообщение Руси с Черным морем, от деленным от нее южными безлюдными степями, по которым бродили лишь разбойничьи шайки татар и других кочевых народов. Только Новгород и Псков, оставшиеся свободными городами, вели торговлю с Ганзой и, по отрывочным историческим сведениям, имели морские суда, совершавшие походы против Швеции; также упоминается, что в 1242 г. князь Александр Невский во время борьбы со шведами на берегах Невы име.ч вооруженные суда.

Московский царь Иван Грозный стремился завязать торговые сношения с Западной Европой путем выхода к берегам Балтийского моря, находившимся во владении шведов и ливонского ордена. Во время войны с последним он овладел в 1558 г. городом Нарвой, которая сделалась оживленным пунктом морской торговли Московского государства с Англией, Голландией и др. странами. С потерей в 1581 г. Нарвы прекратились эти морские сношения с Европой. Нужда в оружии, металлических изделиях и трудность получения их из-за границы заставили московское правительство обратить внимание на рудные богатства своей страны; вызываются иностранные «рудознатцы», т. е. горные специалисты, и организуются разведочные экспедиции для разыскания железной, медной и др. руд. В 1632 г. голландец Андрей Виниус устраивает Тульские заводы для выделки чугуна и железа, обязавшись поставлять пушки, ядра и ружья; гамбургский купец Марселис в 1644 г. получает концессию на постройку ряда железоделательных заводов, в самой Москве открывается пушечный завод. Иностранные мастера обязывались обучать своему делу русских людей.

Попытки к организации своей морской торговли и созданию своего флота также не перестают привлекать внимание правительства. В 1602 г. при Борисе Годунове в Любеке были куплены и приведены в Архангельск два судна и там же основана судостроительная верфь, но последующие исторические события не дали возможности развернуться этому делу. Следующая попытка относится к 1636 г., когда некоторые иностранные посол ьства приезжали в Москву для получения разрешения царя Михаила Федоровича вести торговлю с Персией, с правом строить суда на русских реках и основывать торговые фактории. Московское правительство относилось недружелюбно к этим предложениям, опасаясь экономического захвата иноземцами, однако финансовые затруднения побудили его разрешить проезд гольштин-ского посольства в Персию по Волге и Каспийскому морю. Участником этого посольства был Олеарий, оставивший описание этого путешествия. В Нижнем Новгороде гольштинцами был построен из соснового дерева корабль Фридрих (рис. 163) корабельным мастером Михайлом Кордес при помощи русских плотников. Корабль этот длиною 36 м, шириною 12 м, осадкой 2 м имел плоское днище, три мачты с парусами и, кроме того, 24 весла; он был вооружен несколькими пушками на случай нападения речных разбойников. Этот корабль является первым, построенным в России по образцу иностранных; впоследствии он разбился у берегов Дагестана во время бури на Каспийском море. .

Стремление к торговым Сношениям Европы с Востоком через Россию на этом не прекратилось. В 1667 г. компания персидских

§ 19. Кораблестроение в древней Руси до эпохи Петра I

купцов заключила договор с русским правительством на перевозку товаров из Персии по Волге до Москвы, а затем в «немецкие земли» через Архангельск. Было дано распоряжение о постройке кораблей для Каспийского моря на Оке в селе Дединове Коломенского уезда; ведение корабельного дела поручено боярину Афанасию Ордпцу Нащокину с тремя думными дьяками. Вызваны из Голландии пять корабельных мастеров, лес доставлялся из Коломенского и Вяземского уездов, а тульским и каширским заводам прпказано «давать железо самое доброе на корабельное дело»; плотники и кузнецы набирались из соседних сел. Срок постройки был намечен к весне 1668 г. но разные затруднения как денежные, так и материальные (нехваткаканатов и парусов) за держали постройку еще нагод. Только в 1669г. после ледохода, построенные корабль Орел (по типу Фридрих, но. несколько меньше), две шнеки и один бот ушли в Астрахань под командой капитана Бут-лера, в распоряжении которого, кроме русских, состояло еще 14 иностранных корабельщиков. Постройка этих судов обошлась в 9021 рубль по счету того времени (125000 зол. рублей). В 1670 г. корабль Орел был сожжен при взятии Астрахани Степаном Разиным.

Неудача этих попыток и наличие у Московского государства лишь весьма отдаленных гаваней в Белом море и на Мурмане привели к мысли завести русские корабли в курляндских гаванях Балтийского моря; однако Курляндия отказала в этом под влиянием соседей, опасавшихся выхода России к морю.

Хотя Московское государство и было отрезано от Черного моря, но на Украине казаки из Запорожской Сечи на Днепре, подобно древним норманнам, совершали набеги по Черному морю на крымских татар и на побережья Турции. Для этой цели они строили из досок так называемые чайки—небольшие челны длиною 15—18ж, имевшие весла и парус; вдоль надводного борта в верхней его части крепились толстые пучкії камыша как для увеличения пловучести челна, так и для защиты от выстрелов.

Только при Петре I начинается систематическая постройка военных кораблей, и к этой эпохе относится начало развития русского военного флота. . і . . ,

§ 19. Кораблестроение в древней Руси до эпохи Петра I

Рис. 163. Корабль Фридрих.

Предыдущая глава Оглавление Следующая глава