Предыдущая Следующая

князя силы мало; и начашася битися на Волзе в судех... и бил их скачючи по судом ослопом, и многих Татар топили и с суды, занеже Татарове пойдучи на бой суды вязалися". — В жалованной грамоте Вел. Кн. Тверскаго Михаила Борисовича Троицкому Сер гневу монастырю, около 1465 года (см. Акты Архангелогородской летописи, т. I, стр. 57): "что коли с их солью ходот повозок с подъвозками, сквозе мою отчину Великое Княжение, по Волзе, и выб мои мытника... с тех судов, по сей моей грамоте Великаго князя, мыта и всех попшин и некоторых не имали". — В царской жалованной грамоте тому же монастырю, от 25 Марта 1588 (см. Акты Архангелогородской летописи, т. I, стр. 405): "Велено им посьшать в Астрахань, по соль и по рыбу, для монастьфского обоходу в дву судех болших а наших попшин с тех судов и с соли ни в котором городе имати не велено".

") Карамзин (История, т. X, стр. 70) говорит, что "Архангельский город основан близ того места, где стоял монастырь сего имени и двор купцов английских", и ссылается на Двинский Летописец (Древ. Росс. Вивл. XVni), но там на стр. 15 сказано: "В лето 7092 (1584) присланы с Москвы на Двину Воеводы Петр Афонасьевичь Папіокин да Залешанин Никифоров сын Волохов. Оные Воеводы от морскаго устья за 30 верст, над Двиною рекою на Пур на Волоке круг Архангельскаго монастыря. Архангельской город древянной одним годом поставили". Царская грамота по этому предмету, от 4 марта 1583 года, поменшена в Актах Археогр. комиссии, т. I, стр. 380. — Покойный историограф сам противоречит своему показанию, приводя в прим. 53 того же тома выписку из грамоты Б. Ф. Годунова от 1-го Генваря 7095 (1587) года, где читаем: "Также есмя их (Англичан) пожаловали, двора их с морскава пристанища, с Пудожерскова устья, к новому Архангельскому городу, к морскому пристанищу.

переносити не велели, а приставати им по прежнему с своими товары на тот свой двор". Следовательно, у Архангельского монастьфя ни в то время, когда состоялась эта грамота, ни прежде англичане не имели своего торгового двора. Считаем необходимым пояснить еще одно обстоятельство, в тексте нашем, в описании прибытия Ченслера в Северную Двину, сказано, что англичане построили для себя торговый дом близ монастыря св. Николая, в Корельском устье, а в грамоте Годунова говорится, что он существовал в устье Пудожерсковом, т.е. в Пудожемском. Тут не будет противоречия, если мы знаем, что первое из сих устей почти у самого моря, только в четырех верстах отделяется от второго и составляет как бы часть его. — В краткой истории о городе Архангельском, сочиненной В. Крестининым, СПб., 1792 и состоящей из вопросов и ответов, на стр. 1А читаем: "Вопрос. Где стоит город Архангельск? Ответ. При реке Двине, по правой стороне, в 42 верстах от Белого моря. Вопрос. Место, на котором стоит город Архангельск, как называлося в старину прежде сего города? Ответ. Пур Наволок. Разумеется же под сим собственным именем мыс Двинского берега, примечания достойный потому, что Двина река при оном разделяется на разные устья, в море протекающие между островами. Вопрос. Какое бьшо на сем месте селение прежде города? Ответ. Монастырь Архангельский, древностию все московские монастыри превосходящая обитель, построенная во втором на десять столетии в земле Заволоцкой, названной после по имени реки Двиною (должно читать: Двинскою). Вопрос. Когда и кто открьш путь из Европы морем к двинским берегам для торговли? Ответ. Англичане, пришедшие в 1553 году по морю на корабле к Николаевскому или Корельскому Двинскому устью и монастьфю, при котором прежде города иностранные торги тридцать лет продолжались. Вопрос. Когда и чьим повелением город Архангельский построен?


Предыдущая Следующая