Предыдущая Следующая

• Где в 941 году сражался Игорь. ** Фунт византийский состоял из 72 золотников. Карамзин, История, т. II, прим. 37.

стантинополь привели восемьсот окованных россиян и самого Вышату; император велел их ослепить! Эта война предков наших с Грецией бьша последней. С того времени Константинополь не видал уже их страшных флотов в Воспоре, ибо Россия, терзаемая междоусобием, скоро утратила свое величие и силу. Через три года великий князь заключил мир с империей, и пленники российские, бесчеловечно лишенные зрения, возвратились в Киев.

Так, согласно с отечественными и иностранными источниками, описывает Карамзин в своей "Истории государства Российского"* девятый и вместе последний из древних походов русских в Черное море' ^.

Морские походы принадлежат к примечательнейшим событиям первых времен исторического существования нашего отечества. И в самом деле, обитатели Руси, окруженные обширными лесами, владея большими реками и озерами и как на севере, так и на юге, живя близ морей, самой природой поставлялись в необходимость быть мореходами. С XII столетия беспрерывные междоусобные войны, нашествия татар и утрата владений, соседственных с Черным морем, надолго отвлекли жителей полуденной полосы Руси от видимого их предназначения быть морским и торговым народом. С того времени мореплавание и торговля проявляются только в северной полосе России.

Современный Игорю греческий император Константин Багрянородный оставил потомству любопытное и подробное известие, откуда и как ходили русские в Константинополь для торговли. По словам его, русские суда приходили в Царьград из Новагорода, Смоленска, Любеча, Чернигова и Вышгорода. Подвластные Руси кривичи, лучане и другие племена зимой рубили у себя на горах лес, строили из него однодеревые суда** и по

• Карамзин, История, т. II, стр. 30 - 33. ** Мопохук - как сказано у Константина Багрянородного. См. Карамзин, История, т.1, стр.242, м Арцыбашее, Повествование о России, т.1, стр. 65, прим. СХУ, и т.П, стр.10, прим. 103.

вскрытии Днепра приводили их в Киев, где продавали русским. В апреле месяце весь русский флот собирался у Витичева (на правом берегу Днепра, пятидесятые верстами ниже Киева), а оттуда, не останавливаясь, шел до порогов, которых тогда считалось только семь. В позднейшее время, когда Днепр значительно обмелел, их оказалось четырнадцать. У первого порога, Ессупи, чрезвычайно узкого и весьма опасного по причине сильного падения воды, часть русских выходила из судов и, идя вброд, отыскивала босыми ногами те места на речном дне, где находилось менее камней. Когда такой удобный проход бьш найден, остававшиеся в судах брались за шесты и, упираясь ими со всех сторон, следовали по направлению, указываемому передовыми вожатыми. По переправе таким образом с величайшим трудом через первый порог все садились в суда и следовали далее. Второй из порогов, Островуни, или Ульвори, и третий, Геландри, представляли менее затруднений, но у четвертого, самого большого, Неясытя, так названного от гнездившихся на нем птиц пеликанов или неясытей, предстояли наибольшие труды и опасности. Здесь в предосторожность от нападения печенегов одна часть русских выходила на берег, в виде охранного войска, а другая выгружала товары и отдавала их нести скованным невольникам, по всей вероятности, предназначавшимся для продажи в Царьграде*. Опорожненные суда бьши вытаскиваемы на берег, и их волокли по сухому пути или несли на плечах на протяжении шести тысяч шагов до того места, где уже можно бьшо без опасения спустить их на воду. Через пятый и шестой пороги — Баруфорос, или Вульнинрах, и Леанти, или Варуци, надлежало переправляться так же, как и через первый; седьмой — Струвун, или Напрези, наименьший из всех, не бьш опасен. Миновав с такими затруднениями все пороги, русские суда доплывали до Крарийского


Предыдущая Следующая