Предыдущая Следующая

Обращаясь опять к днепровским порогам, необходимо заметить, что приведенные выше их русские и славянские названия переданы нам греками, за исключением одного Неясытя, вероятно, все в искаженном виде".

До сих пор говорили мы почти исключительно о походах русских на юг и юго-восток: о плаваниях их по пути Киевскому и в Каспийское море. О судоходстве их по Новгородскому пути в IX, X и XI столетиях история не представляет ясных сведений, но нет никакого сомнения, что все это время русские суда являлись и там частью для войны, частью по торговым сношениям с другими народами, населявшими берега Балтийского моря и Ладожского озера. Предположение это основываем мы на свидетельстве историков, что еще до пришествия Рюрика в Балтике существовала обширная морская торговля и что во время Игоря, Святослава, Владимира, Ярослава и Изяслава I торговые корабли датчан, шведов, славян и других народов Скифии плавали с товарами не только по Балтийскому морю, но и по Северному, или Немецкому, даже в Грецию. Вспомнив, что скифами греки называли все племена, обитавшие к северу от них, несправедливо и неосновательно было бы лишать новгородцев и других соседственных им жителей Руси участия в этой торговле и возможности иметь для нее суда точно так, как имели их жители полуденной России. Заметив, что Олег, готовясь в 907 году к возвращению из-под Царьграда в Киев, поручил заготовление парусов только варяго-руссам и словянам, вероятно, потому, что из всего его ополчения только они одни как опытные мореходы бьши знакомы с этим делом*.

Нестор, рассказывая о древних походах своих соотечественников в Грецию и Болгарию, именует их суда иногда лодьями, иногда кораблями и ясно показывает, что

• "И рече Олег: сшийте пре паволочиты Руси, а словеном кропийных", ПСРЛ, т. I, стр. 13.

оба эти названия имели одно и то же значение*; только в одном месте, говоря об ополчении Игоря против греков в 941 году, он употребляет слово "скедии", очевидно, заимствуя его из греческого языка, где оно означает судно, построенное на скорую руку. Константин Багрянородный, упоминая о русских судах, находившихся в 935 году в греческом флоте, говорит, что на всех их бьшо 415 человек, т.е. по шестидесяти на каждом, и называет их карабия, карабос**, слова, весьма близко подходящие к русскому "корабль". Ученые новейшего времени, произведя это последнее название от слов "кора", "короб", полагают, что суда, составлявшие флоты Аскольда, Олега, Игоря и их последователей в войнах с греками, сплетались из ветвей и потом обшивались кожей. Правда, что такие суда бьши употребляемы в глубокой древности у римлян, тевтонов, скандинавов и бриттов, когда мореплавание бьшо у них в младенчестве, но ни в каком случае не могли они существовать у нас в IX, X и XI столетиях в битвах с благоустроенными флотами греков. Вышеприведенное свидетельство Константина, что суда русских строились из нарубленного леса, ясно доказывает, что упоминаемые Нестором корабли или лодьи не бьши плетеные. Слово "однодеревые" относится, конечно, к тому, что подводная часть выдалбливалась из одного дерева, а потом уже набирались из досок бока, как и теперь делается по всей Волге. Ниже мы увидим, что точно таким образом с досчатыми боками строились на Днепре лодки и дубы запорожцев, подобно древним русским лодьям переплывавшие все пространство Черного моря и подобно им подходившие к самому Константинополю. Почему не допустить, что образ строения судов, существовавший во


Предыдущая Следующая