Предыдущая Следующая

Прежде ли, после ли вторичного отказа — неизвестно, но только в том же 1557 году, желая иметь в Балтике свой торговый порт, более удобный по местному положению, чем Невская крепость, Иоанн велел окольничему князю Шастунову и данным ему в помощь дворянам Головину и Выродкову заложить на правом, России принадлежавшем берегу Наровы, у самого устья, город с корабельной пристанью ^ '. Повеление было исполнено летом того же года, но как назывался но-вооснованный город и что с ним сталось впоследствии — неизвестно. Можно предполагать, не бьш ли он срыт по ненадобности в следующем 1558 году, когда русские, вступив в землю ливонских рыцарей, овладели городом Ругодевым, или Нарвой, лежащим в 12 верстах от Финского залива и уже давно производившим торговлю с Ганзой. "Я завоевал Нарву, — говорил царь приезжавшим в Москву ливонским послам, — и буду пользоваться моим счастьем"** — доказательство важности, какую в глазах Иоанна имело обладание этим городом. Не желая вести войны без крайности, он потребовал от Ливонии добровольной покорности, но, получив отказ, начал действовать силой. Одним из самых первых успехов русского оружия в этой войне бьшо взятие крепости Сыренска, или Нейпшоса, на берегу Наровы, и таким образом эта река от верховья до устья стала собственностью Иоанновой державы. Берега Чудского озера, или Пейпуса, откуда истекает Нарова, еще издревле принадлежали

* Scheltema, Rusland en de Nederlanden. Amsterdam, 1817, т. I, 22 -25; Карамзин, История, т. VIII, стр. 257 и прим. 479. ** Карамзин, История, т. VIII, стр. 274.

России, а с занятием Нарвы и Нейпшоса все водяное сообщение от реки Великой, при которой построен Псков, вплоть до Финского залива, заключалось в наших пределах. Покорение в том же году Дерпта*, некогда русского города Юрьева, основанного Ярославом I на впадающей в Пейпус реке Эмбахе, еще более упрочило за Россией обладание этим водоходным путем в Балтийское море.

Завоевав Нарву, почти вслед за утверждением договора англичанами через посредство Ченслера, Иоанн имел в одно и то же время два торговых порта: один в Белом, другой в Балтийском море. Ганзейцы первые начали приходить в Нарву, а за ними последовали и другие иностранцы. Царь постоянно покровительствовал этой торговле. Несмотря на всевозможные затруднения и препятствия со стороны ливонских рыцарей, особенно же со стороны Швеции, вооруженной рукой нападавшей на шедшие в Нарву купеческие суда, торговля в этом городе процветала, к обоюдным выгодам, почти до самого 1581 года, когда шведы не только отняли у России Нарву и почти все другие ее завоевания в Эстляндии и Лифляндии, но еще и занесли ногу на древние напш владения, взяв лежавший против Нарвы замок Ивангород и старинные крепости в Ижорской земле — Ямы и Копорье. Все это, по перемирию, заключенному в 1583 году на реке Плюсе, осталось на три года за Швецией; завоевания в Лифляндии еще прежде этого отошли к Польше**, и Иоанн с прискорбием должен бьш отказаться от надежды иметь торговые и государственные сношения с остальной Европой путем кратчайшим и более удобным, нежели через Белое море.


Предыдущая Следующая