Предыдущая Следующая

Построенные в Дединове суда едва поступили в заведование Посольского приказа, как явился туда, 20 ноября, Ботлер. Он только что приехал из Амстердама с тринадцатью иностранцами, нанятыми им по поручению фан-Сведена, около этого времени умершего и таким образом не дожившего до конца дела, начатого при его содействии.

Ботлер и его товарип1;и все объявили себя в Посольском приказе уроженцами Голландии и бьши записаны под следуюп1;ими именами и званиями: Давид Бут-лер - корабельный капитан, который на корабле над ко-рабельп1;иком и надо всеми сарами ведает; Ян Албертс — корабельный кормп1;ик и подьячий; Петр Бартелъсон —

* Терещенко. Опыт обозрения жизни сановников, т 1, стр. 57 — 64. К сожалению, автор не указывает, откуца он берет письмо Ордина-Нащокина.

над корабельными сарами начальный человек и с кормы до половины корабля над снастьми дозорщик; Мейндерт Мейндертен — начальному человеку, что над сарами, и дозорщику над снастьями товарищь; Вигерт Потере — спереди от половины корабля над снастьми дозорщик; Элис Петерсон — товарищ парусному мастеру; Корнилиус Корнилъсен — корабельный пушкарь; Карстен Брант — корабельного пушкаря товарищ, который ведает порох и пушечные ядра; Ян Янсен Струйс (Strays) — корабельного парусного дела мастер; Вилим Вилимсон — корабельного деревья и щегольный и векшных снастей мастер; Корнилиус Брак, Якоб Трапен, Даниелъ Корнилъсен, Петер Арент-сен — сары, корабельные работники. Они ехали через Ригу, на Псков, откуда о путешествии их было повещено в Москву, что едут из-за моря корабельного строения мастеры и которые знают небесное течение и морской путь 62.

Пока все эти лица в ожидании дальнейших о них распоряжений жили в столице, в Белом городе, Полуехтов и Буковен бьши вытребованы в Москву для отдания отчета в израсходованных ими деньгах и для получения новых приказаний. Происходившие между ними во вред порученному им делу споры и ссоры, по-видимому, остались без последствий*. Между тем Ботлер подал 5 декабря в Посольский приказ проект свой о постройке Зб-весельного судна на образец венецианских каторг или галер и 20-весельного баркантина, или струга, о шести или семи однофунтовых пушках для действий в Каспийском море против разбойников, полагая употребить в гребцы закованных в кандалы пленных. Мысль эту поддерживал переводчик Посольского приказа Виниус, но он не ограничивался одной каторгой и одним баркантином, а предлагал построить несколько каторг, считая их гораздо удобнейшими для Каспийского моря, нежели корабли, то


Предыдущая Следующая