Предыдущая Следующая

• Дополнения к Актам истор. Арх. ком., т. V, стр. 362 — 363.

есть парусные суда. "То море глубокоетию не как океян, и того ради во время бури валы ходят не таковы велики как в Океане, но часты, и тем кораблю чинится великая шкода (повреждение), а тою каторгою мочно угрести. Те каторги гораздо лутче бус крепостью, обороною и пос-пешением в ходу, и великими бури тех не будет розбивати, как бус разбивают часто. А будет сыщется реками великими путь в Индею и промысл торговый учинится, то самая великая прибьшь великого государя казне и Московскому государству имать быти". Так рассуждал Виниус в своем предложении. Оба проекта или не бьши приняты, или исполнение их было отложено на неопределенное время ^. Вскоре потом Ботлер представил в Посольский приказ карту Каспийского моря и статьи об обязанностях на корабле капитана и подведомственных ему чинов " .

В начале марта 1669 года Ботлер ездил в Дединово для осмотра построенных там судов и по возвращении донес, что "корабли и яхты на Хвалимском море в ходу сделаны годны". Посланный с ним астраханский житель и опытный мореход Савельев дал отзыв, "что и бусы де на Хвалимском море ходят, делают их на тот же образец"*.

В отсутствие Полуехтова и Буковена из Дединова вокруг судов постоянно окалывали лед, а с наступлением теплого времени, в исходе марта или в начале апреля, приступили к окончательной их отделке, что бьшо поручено надзору Полуехтова. Ботлеру же и всем прибывшим с ним из Голландии велено бьшо готовиться к отъезду в Дединово водой, на струге. В самое это время произошел случай, весьма неприятный для Ботлера. Один из его соотечественников, уже прежде проживавший в Москве, подал на него донос в разных неправильных действиях по найму людей и утверждал, что он, Ботлер, "писал себя карабелным капитаном, не имеючи на тот чин у себя паса, и на караблях нигде не бывал и карабелное дело ему не за обычай".

Дополнения к Актам истор. Арх. ком., т. V, стр. 264 — 265.

Допрошенный в Посольском приказе Ботлер сознался в обвинениях его по первой статье и объявил, что хотя не имеет патента на капитанский чин, но в знании своем морского дела и в том, что ходил на кораблях "начальным человеком" во Францию, Англию, Испанию и Восточную Индию, ссьшался на многих из своих единоземцев. Ему заметили, что "так делать не годилось, также и капитаном не имеючи у себя пасу писатца бьшо не довелось же", и переименовали из корабельных капитанов в "корабельные дозорщики".


Предыдущая Следующая