Предыдущая Следующая

По окончании всех необходимых распоряжений в Москве, 14 апреля, на святой неделе, Ботлер явился во дворец, бьш допущен к царской руке и при этом случае представил государю челобитную, о которой в делах посольского приказа записано следующее: "Служил де он в голанской земле на кораблех и бьш во францужской и в шпанской землех и в иных во многих опричных государствах корабельным дозорщиком; и в пропшом во 176 (1667) году, по указу его великого государя, по письму Ивана фан-Сведена, служа ему великому государю, нанял за морем карабелных людей и всякие снасти, что к тому кораблю принастоит, искупил и покиня де он в Амстердаме жену свою и детей выехал к нему великому государю в Москве, а быть мне на Хвалимском море в службе на карабле и написали меня дозорщиком, а не капитаном, и чтоб великий государь пожаловал его Давыда, велел бы ему служить на карабле капитанскую службу, а он ему великому государю должен служить как Богу". Снисходя на прошение Ботлера, "государь пожаловал, велел его написать капитаном".

Получив по поданным росписям большую часть вещей, не достававших до полного вооружения и снаряжения в путь корабля и яхты, и часть пушек, Ботлер представлялся 23 апреля государю вторично, на этот раз со всеми своими подчиненными, и вторично бьш допущен к целованию царской руки 65

Желая перед отъездом своим в Дединово произвесть пробу присланным для корабля и яхты орудиям, Ботлер требовал на каждый выстрел пороха против веса ядра и ссылался в этом на правила, существовавшие в Голландии. Ему прислали, по заведенному в России обыкновению, только половинное количество. Государь велел исполнить по требованию Ботлера; в присутствии его и всех прочих голландцев проба бьша сделана: "Пушки оказались все целые и на корабль и на яхту годны". Опыт происходил 24 апреля, и в тот же день последовал царский указ: "Караблю, которой в селе Дединове сделан вновь празванье дать Орлом и поставить на носу и на корме по орлу и на знаменах и на яловчиках нашивать орлы же"*.


Предыдущая Следующая