Предыдущая Следующая

Затруднения, столько замедлявшие строение судов в Дединове в 1667 и 68 годах, не замедлили повториться в 1669 году. Так, например, Полуехтову отказывали в присылке плотников и кузнецов, без которых нельзя было окончить порученных его наблюдению работ; виновный в этом коломенский воевода вместо грамотного подьячего, прислал "посадского малого, который писать и честь не умеет"**; тульский воевода, обязанный получить от Марселиса и препроводить на суда недосланные пушки и ядра, обнаружил в этом деле совершенное нерадение, присланный под разные тяжести струг оказался ветхим и негодным***, словом, во всем происходили задержки.

В последних числах апреля Ботлер отправился с своими спутниками на струге в Дединово, получив перед отъездом наказную память: "как ему быть на карабле и ехать в Астрахань, со всеми карабелными людьми, а из Астрахани на Хвалынское море", и с тем вместе ему даны бьши для исполнения "артикулные статьи", им же самим вскоре по приезде в Москву представленные в Посольский приказ.

* Дополнения к Актам истор. Арх. ком., т. V, стр. 273 — 274. ** Там же, стр. 267. • • • Там же, стр. 273.

Пока Ботлер бьш в пути из Москвы в Дединово, Полуехтов доносил от 2 мая: "Воды в Оке реке убывает, чтоб караблю не застоятца". В ответ на это ему приказали в тот же день "с караблем и с яхтою из села Дединова в Нижний итти не мешкав, не упуская нынешние вешние воды". Вскоре после этого припшо в Москву донесение Полуехтова, что он "собрался с кормщиками и с работными людми, с караблем и с яхтою и со всеми карабелными людми пошел из села Дединова к Нижнему 7 мая", не дождавшись от тульского воеводы пушек и ядер".

С Ботлером отправились из Дединова, сверх приехавших с ним из Голландии, еще следующие лица: поручик Шак, корабельщик Гельт, кормщик Вилим фан-ден-Стрек, работный человек Минстер, толмач Шкрам — все принятые в 1667 году, и нанятый в самой России работный человек Дитрих Петерсон. Всего под начальством Ботлера состояло девятнадцать человек, к которым впоследствии, едва ли уже не в Астрахани, присоединился еще один, также голландец, лекарь Термунд. Самый большой оклад жалованья, Ботлеру, составлял по переводу на русские деньги 20 рублей, Гельт получал 16, фан-ден-Стрек 13, Альбертсон и Вилимсен по И рублей 13 алтын и 2 деньги, ПІак 8, работный человек Петерсон 7, Минстер б, ПІкрам 3, прочие по 10 рублей в месяц ^\ Остальные иноземцы, находившиеся у корабельного строения, в том числе Буковен и Страк, частию еще из Дединова, а частию по прибытии судов в Нижний Новгород, возвратились в Москву.


Предыдущая Следующая