Предыдущая Следующая

") "Рече Святослав к матери своей и к боляром своим: "нелюбо ми есть в Киеве быти, хочю жить в Переславци на Дунае, яко то есть середа в земли моей, яко ту вся благая сходятся: от Грек злато, паволоки, вино, овощеве разноличныя, из Чех же, из Угор сребро и комони, из Руси же скора и воск, мед и челядь". ПСРЛ, т. I, стр. 28. Нестор ошибается, говоря, что Святославов Переяславец бьш на Дунае. См. выше пр. 10. Бутков, Оборона летописи, стр. 97, пишет: "Нам часто случалось слышать в Рущуке, от булгар и румынов, что первые называют сей город (Рущук) Руси, а последние Рущукулуй, давая и народу нашему имя Руши; но наименование Рущука с большим правдоподобием может быть относимо прямо к обладанию Булгариею нашего Святослава и заменять Переяславец Несторов, так называнный уменьшительно для отличия от Великого Переяслава, Перифлавы Византийцев, стоявшего под Балканом". Там же, стр. 159: "Константин Великий, в 523 — 525 году, победив Сармат, заложил в Нижней Мизии, в пределах померанской Булгарии: города Перифлаву (Переяслав), Дистру (Силистру), Плискуку и, на месте Томе, Овидиевой ссьшки, Констанцию, называемую турками Кюстенжи". Из

предыдущей выписки видно, что Бутков дает место Преславе Дунайской в нынешнем Рущуке.

) Карамзин, История, т. I, стр. 186 — 188; Арцыбашев, Повествование о России, т. I, стр. 40 — 41; Чертков, Описание войны Святослава, стр. 81 — 87, 93 — 98, 232 - 239. Полная речь Святослава приведена в т. I ПСРЛ, стр. 30: "Уже нам некамо ся дети, волею и неволею стати противу: да не пострамим земле Русские, но ляжем костьми, мертвый 6о срама не имам, аще не побегнем, срам имам, ни имам убежати; но станим крепко; аз же пред воина пойду, аще глава моя ляжет, то промыслите собою". — Карамзин (История, т. I, стр. 181, 182 и прим. 408) относит эту речь к тому времени, когда Святослав действовал против греков за Балканами, и даже определяет, что она бьша сказана под Адрианополем. Гораздо достовернее, что это бьшо в Даростане, перед последней отчаянной битвой с греками, битвой на "быть или не быть", как находим у Арцыбашева (Повествование о России, т. I, стр. 41 и прим. 170) и у Устрялова (Русская история, т. I, стр. 46). В "Повести временных лет" по случаю большого пропуска в описании событий 970 — 971 годов время произнесения этой речи определено весьма неясно, о чем см. Чертков, Описание войны Святослава, стр. 76 — 77, 103. Там же на стр. 205 приведен перевод Святославовой речи из повествования Льва Дьякона, в следующих выражениях: "Если мы теперь постыдно уступим римлянам, то лишимся славы, всегда сопровождавшей наше оружие, которое до сих пор легко побеждало всех соседственных народов и покоряло русской власти, без кровопролития, обширные страны. Вот почему нам, представителям обьиной храбрости наших предков, должно еще раз отчаянно вступить в бой за нашу жизнь, с тою мыслью, что руссы до сих пор всегда были непобедимы. Мы не привыкли спасаться бегством в


Предыдущая Следующая